Европейцы готовятся к информационной войне с Москвой

В Европе снова заговорили о создании русскоязычных СМИ, которые бы отвечали на «российскую пропаганду». Так, 20 марта председатель Евросовета Дональд Туск заявил о необходимости «бросить вызов продолжающейся российской кампании по дезинформации общественности по поводу конфликта на Украине». Эту идею поддержал главком силами НАТО в Европе Филип Бридлав. Правда, конкретных решений, кто именно и как будет противостоять российским медиа, пока нет. Но можно предположить, что главные адресаты новых европейских русскоязычных СМИ — страны Восточного партнерства: Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Кроме того, предполагаются и другие варианты информационной войны с Москвой, в том числе баталии в соцсетях. Однако до практической реализации всех этих планов еще далеко, а причины такой шумихи в столь деликатном вопросе и вовсе озадачивают.

«Первой ласточкой» стало письмо главе европейской дипломатии Федерике Могерини, отправленное 9 января министрами иностранных дел Литвы, Великобритании, Дании и Эстонии. В этом послании они призывали разработать план действий по борьбе с российской пропагандой. Правда, сразу же выяснилось, что в Европе есть и другие мнения на этот счет. Например, финский министр иностранных дел Эркки Туомиоя высказался против создания единого для ЕС пропагандистского русскоязычного канала. Тогда казалось, что на уровне Евросоюза какие-либо меры вряд ли будут применены и инициативы останутся уделом отдельных государств. Но оказалось, все куда серьезнее.

Подход, в сущности, не нов, подобные прожекты возникали и раньше. Особенно усердствовали власти прибалтийских государств. В этих странах очень велика доля носителей русского языка, предпочитающих российские СМИ. В то же время имеются широкие возможности для набора русскоязычных сотрудников в новые медиаструктуры. В 2000 году в Литве, которая тогда еще даже не была членом ЕС, предпринимались попытки найти финансирование для пропагандистской трансляции на Белоруссию, и впоследствии к этим планам не раз возвращались. Точно так же и Польша после «оранжевой революции» пыталась войти в информационное пространство Белоруссии. В 2005 году было основано «Европейское радио для Беларуси», вещающее на белорусском языке, но имеющее очень незначительную аудиторию даже несмотря на то, что упор сделан на развлечения и большую часть эфира занимает музыка.

Были и попытки закрытия русскоязычных каналов. Еще в декабре 2007 года Комиссия по телерадиовещанию Литвы не выдала лицензию радиостанции «Голос России». Объяснялось это решение стремлением защитить граждан от «влияния российской пропаганды». В октябре 2013-го литовская госкомиссия по телерадиовещанию на три месяца приостановила вещание Первого канала в стране. А в апреле 2014-го были введены трехмесячные запреты на ретрансляцию в Латвии и Литве каналов «РТР-Планета» и «Россия РТР». В январе нынешнего года литовская комиссия усмотрела в передачах российских каналов «РТР Планета» и «НТВ-Мир» множество нарушений журналистской этики. Кроме того, началось расследование по поводу возможного распространения запрещенной информации на «Рен ТВ Балтия». Прежняя политика запретов была эпизодической и несистемной, но в случае появления более или менее адекватной замены российским каналам она может стать намного более жесткой.

Еще до заявлений Туска и Могерини, приблизительно год назад, в прибалтийских странах почувствовали тенденцию и вновь начали обсуждать вопрос о создании своих русскоязычных СМИ. Предполагается, что часть из них будет работать на аудиторию постсоветского пространства, включая Россию. Страны Балтии пытаются совместить два направления действий: занять долгосрочную нишу в информационной конфронтации России и Запада и предпринять пропагандистские меры по экстренному укреплению лояльности собственного русскоязычного населения.

В апреле 2014-го латвийским руководством было предложено создать общий для трех прибалтийских стран телеканал на русском языке. Авторы идеи настаивали на совместном финансировании, но договориться ни о чем не смогли. Несмотря на схожесть позиций по многим вопросам, прибалтийские страны обыкновенно жестко конкурируют друг с другом даже в малозначимых аспектах. Сейчас это борьба за то, кто станет самым важным звеном антироссийского фронта. В 2015-м Латвия приняла председательство в ЕС, и руководство страны пытается использовать открывшуюся возможность по формированию повестки дня для продвижения своих интересов. Особенно заметны конкуренция и напряжение в вопросе организации русскоязычного вещания между Эстонией и Латвией, тогда как между Эстонией и Литвой взаимодействие вполне возможно.

Поскольку прибалтийским странам, как обычно, не удалось объединить свои усилия, осенью 2014-го в Латвии на канале ЛТВ7 запустили несколько передач на русском языке. В правительстве Эстонии поддержали концепцию собственного русскоязычного канала, предложенную Эстонским национальным телерадиовещанием (ERR). Руководить погоней за доверием граждан и неграждан, говорящих на русском языке, будет этническая эстонка Дарья Саар. Канал должен приступить к работе осенью 2015 года, но планы идут намного дальше: речь ведется об общественно-правовом центре русскоязычных СМИ, который будет производить и транслировать контент не только в Эстонии, но и за ее пределами. Правда, сомнительно, что столь амбициозные задачи удастся реализовать с бюджетом менее четырех миллионов евро, как это предполагает проект. В бюджете Эстонии на 2015 год предусмотрено выделение только двух с половиной миллионов евро, но, вероятно, в Таллине рассчитывают, что, если все пойдет хорошо, удастся привлечь спонсоров из Европы или США.

Машина по производству лжи

Редактор, а в прошлом корреспондент в Восточной Европе The Economist, Эдвард Лукас известен как оголтелый критик действий Москвы на международной арене. Объектом его нападок становилась и информационная политика России. Так, на прошедшей в начале февраля сессии Мюнхенской конференции по безопасности он заявил: «Правда не может восторжествовать, когда имеешь дело с так называемыми средствами массовой информации — такими, как канал RT, бывший Russia Today, или Sputnik, напрямую подключенными к кремлевской машине по производству лжи». Тогда же Лукас призвал вспомнить «лучшие практики холодной войны», когда, по его словам, «ЦРУ спонсировало распространение правды».

Возможно, спекуляции на тему того, что прибалтийские государства могут стать новой мишенью Кремля, о чем недавно заявил британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, оправдают небольшие затраты на нужды антироссийской пропаганды. Но пока помощь западных партнеров невелика, и в основном это лишь консультации и подбадривание. Например, в ноябре 2014-го консультировать прибалтов приезжал Эдвард Лукас — журналист, считающийся специалистом по Восточной Европе, страстный критик всего российского. «Россия о своих маленьких соседях распространяет три утверждения: они отсталые, фашистские и настроены негативно. Нам нужно активнее рассказывать о своих успехах, активнее защищаться от негативной информации. (..) Именно истории успеха — лучшее оружие против России», — напутствовал Лукас собеседников. По его словам, пока лучше всего это удается делать Эстонии. Тем не менее среди русскоязычного населения страны доля доверяющих эстонским СМИ в большей степени, нежели российским, исчезающе мала. Это показывают эстонские же социологические опросы.

Такой же подход — в виде поддержки консультациями и незначительными суммами — может быть применен и к другим постсоветским республикам. В мае в Риге состоится очередной саммит переживающего нелегкие времена Восточного партнерства. Очень вероятно, что в латвийской столице будет принято решение об оказании поддержки национальным СМИ стран — участниц партнерства с целью сделать их более привлекательными на фоне российских медиа. Однако реальной готовности к созданию пропагандистских структур, способных на равных соперничать с российскими на постсоветском информационном поле, Запад до сих пор продемонстрировать не смог. В его арсенале пока лишь широкий набор малобюджетных и концептуально слабых проектов.

Источник: Lenta.ru