Команданте Ортега рассказал главе МИД РФ о внешней политике США

Глава МИД РФ Сергей Лавров посетил Никарагуа, где провел переговоры с семьей Ортега: президентом страны Даниэлем Ортегой, его женой Росарио Мурильо — спичрайтером и имиджмейкером главы государства, и сыном Лауреано — спецпредставителем по вопросам отношений с РФ. Российский министр передал «самые теплые приветы» от президента Владимира Путина и призвал к «активизации скоординированных действий на международной арене». Президент Ортега же воспользовался пресс-конференцией для того, чтобы обрушиться с критикой на США — за «создание очагов напряженности» в разных регионах мира, попытки «осуществления госпереворота» в Венесуэле и давление на независимые государства при помощи экономических санкций. Сергей Лавров в ответ процитировал «освободителя Латинской Америки» Симона Боливара. С подробностями из Манагуа — корреспондент "Ъ" ПАВЕЛ ТАРАСЕНКО.

То, что ты попал в Центральную Америку, становится ясно сразу после прилета в аэропорт Манагуа. Российскую делегацию, прилетевшую из Колумбии, встречали не только местные дипломаты, но и группы облаченных в черное суровых людей с автоматами. Усиленные меры безопасности были предприняты и по всему пути следования кортежа. Впрочем, подобные меры здесь оправданы. Об этом говорит хотя бы то, что перед входом в никарагуанские магазины приклеены не только традиционные таблички «Вход с животными запрещен!», но и «С оружием — нельзя!».

Пока едешь из аэропорта в центр Манагуа, можно составить впечатление о политической жизни страны. Судя по количеству граффити с политическим уклоном, жизнь эта в стране бурлит. Впрочем, надписи не блещут разнообразием: «Революция!», «Вива Даниэль!» (имеется в виду президент Даниэль Ортега — "Ъ") и «Вива Сандино!» (Аугусто Сандино — революционер и национальный герой Никарагуа — "Ъ"). А на площадях периодически встречаются статуи соратников никарагуанцев по упорной, но пока не слишком успешной борьбе с империализмом — Че Гевары и Уго Чавеса, лидера боливарианской революции в Венесуэле, почившего два года назад, но для многих (в том числе, похоже, и для президента Ортеги — "Ъ") по-прежнему живого.

Встреча с главой Никарагуа прошла в его резиденции — комплексе одноэтажных зданий, утопающих в тропической зелени, которую облюбовали экзотические птицы. Даниэль Ортега, одетый в традиционную для себя куртку, в начале встречи анонсировал, что намерен обсудить с Сергеем Лавровым «различные темы актуальной повестки дня». Гость из России, в свою очередь, назвал своего собеседника «команданте Ортега» и передал «самые теплые приветы и добрые пожелания» от президента РФ Владимира Путина. Кроме того, министр отметил «конструктивный характер российско-никарагуанских отношений, которые основываются на прочных традициях дружбы и солидарности». Подтверждение «прочных традиций дружбы» можно встретить на улицах Манагуа: по ним ездят автобусы с наклейками «Россия — Никарагуа» и перекрещенными флагами двух стран. По всей видимости, это результат безвозмездной помощи, которую Москва продолжает оказывать Манагуа.

В начале переговоров Сергей Лавров дал понять, что двусторонние отношения есть куда развивать. Подробностей министр не сообщил, зато о содержании письма президента Путина руководству центральноамериканской республики рассказал Даниэль Ортега. «Владимир Путин в своем послании подтверждает решимость обеих стран развивать весь комплекс двусторонних соглашений»,— рассказал никарагуанский лидер, особо отметив сферы сельского хозяйства, инфраструктуры, гражданской авиации, машиностроения, спутниковой навигации, фармацевтики.

Кроме того, Сергей Лавров в начале беседы заявил, что Москва настроена на «активизацию наших скоординированных действий на международной арене». Даниэль Ортега охотно откликнулся на этот призыв и на итоговой пресс-конференции прочитал целую лекцию о роли США в Латинской Америке. Рассказал он, в частности, о том, что «политика блокад и экономических, финансовых санкций никуда не приводит». «Спустя 50 лет (после введения эмбарго в отношении Кубы — "Ъ") президент США Барак Обама признал, что блокада была провалом. Он сам так заявил,— напомнил президент Никарагуа. — Но некоторые развитые страны не учатся на уроках истории и продолжают оказывать давление, результаты которого провальны».

Вспомнил Ортега о «перезагрузке» в отношениях между США и Кубой. Позитивно оценив начавшиеся переговоры, команданте Ортега призвал к снятию блокады и напомнил: Куба по-прежнему остается в американском списке стран пособников терроризма. То есть, по словам президента Никарагуа, сложилась парадоксальная ситуация — как если бы США начали переговоры с «Исламским государством». Также Ортега призвал закрыть военную базу Гуантанамо, расположенную, по его словам, на «территории, которая по закону принадлежит кубинскому народу».

Не мог Даниэль Ортега не вспомнить и о Венесуэле. «США пытались осуществить государственный переворот во время правления Чавеса. Они называли его нелегитимным президентом. Попытки осуществить госпереворот предпринимаются и сейчас, во время правления Николаса Мадуро».

Кроме того, США были предъявлены обвинения в «намеренном создании очагов напряженности». При этом, по словам Ортеги, Никарагуа и Россия, в отличие от Вашингтона, «придерживаются принципов мирного разрешения споров и конфликтов». Говоря об этом, президент Ортега наверняка имел в виду, в первую очередь, ситуацию в соседних странах. У министра Лаврова же наверняка на уме были другие примеры.

В своей ответной речи (гораздо более краткой, чем речь Ортеги) Сергей Лавров рассказал, что «Россия с симпатией наблюдает за укреплением идентичности стран Латинской Америки и Карибского бассейна, развитием интеграционных проектов — одной из опор формирующегося нового многополярного мира». Министр добавил, что Москва также «не приемлет попытки любых насильственных действий, как метода смещения легитимности правительств». «Внутриполитические проблемы должны решаться в рамках конституционного поля без какого-либо вмешательства извне»,— заявил Лавров. После чего в заключение процитировал Симона Боливара: «Каждый народ имеет право определять формы государственного устройства, а другие должны это право уважать».

Источник: Kommersant.ru